Страница 1 из 11
Модератор форума: admin, andro72 
Форум » Форум с. Куйбышево Ростовской области » Миус-фронт (Куйбышевский район) » Берега обагрённые кровью (О прорыве Миус-Фронта)
Берега обагрённые кровью
adminДата: Вторник, 16.02.2010, 01:21 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 513
Статус: Offline
Берега, обагрённые кровью

Сразу же после победного завершения Сталинградской битвы Южный фронт вновь перешел в наступление. Было это 14 февраля 1943 года. Его войска форсировали Дон в его нижнем течении и всего за неделю отбросили фашистов на Миус – к их укреплениям, возведенным еще в конце сорок первого - начале сорок второго года.



Снова на Миусе

Впереди лежал Донбасс. Вдохновленные Сталинградской победой и войска, и командование стремились к его скорейшему освобождению. Однако и противник, понимая значение нашего края, решил сделать всё возможное, чтобы помешать этому.

Вот что писал в своей книге уже после войны командующий немецкой группой «Юг» фельдмаршал Манштейн: «Донбасс занимал исключительное место в оперативных планах Гитлера. Он считал, что от того, кому будет принадлежать его территория, будут зависеть результаты войны. Без запасов угля этого региона мы не сможем продолжать войну, так как не выдержит наша экономика. С другой стороны - окончательная утрата Донбасса Советами, по мысли Гитлера, была бы решающим ударом по их стратегии. Донецкий уголь был единственным коксующимся углем (во всяком случае, в Европейской России). Рано или поздно утрата этого угля парализует выпуск танков и боеприпасов в Советском Союзе».

Понятно, что и немцы делали всё возможное, чтобы удержать Донбасс. И ранней весной 1943 года это им, надо признать, удалось. Советская 5-я Ударная армия, развивая наступление, с ходу форсировала Миус. Недаром разработанная штабом Южного фронта операция по освобождению Донбасса носила название «Скачок» и была рассчитана на быстрый успех.

Но скачка не получилось, хотя вначале и удалось занять на правом берегу Миуса господствующие высоты. Советским войскам противостояли отборные немецкие части, в том числе и танковая дивизия СС «Викинг». К тому же противник подтягивал сюда новые силы. Немцам удалось вытеснить наши войска на левый берег Миуса, где фронт и стабилизировался до середины лета 1943 года.

Это дало возможность противнику создать глубокоэшелонированную оборону на миусском рубеже, тянувшемся по всему правому берегу реки до Азовского моря. Для фортификационных сооружений использовались скалы и обрывы, Саур-Могила и Самбские высоты.

Борис Робул – участник освобождения Донбасса, в прошлом боевой офицер, командир роты в своих воспоминаниях писал: «Широко распространено мнение, что «Миус-фронт» - это лишь укрепление на западном берегу реки Миус. В действительности «Миус-фронт» - это колоссальная оборонительная система. На ней были созданы три оборонительные полосы. Первая и, правда, на западном берегу Миуса на глубину до 21 км. Вторая – по берегам рек Еланчик и Крынка на глубину до 11 км. Третья – по Кальмиусу и Грузской на глубину до 7 км. Немцы назвали эту полосу «Черепаха». Кроме того, приступили к сооружению четвертой полосы обороны по реке Мокрые Ялы, назвав её «позиция Крокодил». Общая протяженность всех нарытых траншей в системе «Миус-фронта» превышала 18 тысяч километров. Между ними располагались минные поля с плотностью до 1800 мин на один квадратный километр. На один километр фронта приходилось по 12-15 дотов и дзотов. На «Миус-фронте» немцы впервые применили изуверские «волчьи ямы», дно которых было утыкано острыми штырями. На позиции «Черепаха» также впервые применялись «крабы» - обтекаемые бронированные колпаки с вмонтированными в них пушками и пулеметами. А также подготовлены подвижные бронированные щиты с амбразурами для ведения огня. На все эти инженерные сооружения была посажена 6-я полевая армия Холмидта (т. н. «армия возмездия» за Сталинград) и 1-я армия генерала Макензена. С воздуха всё прикрывалось 17-й воздушной армией. А командовал всей этой невиданной ранее по масштабам крепостью фельдмаршал Манштейн. Сами немцы всю эту систему обороны именовали «Миус-фронт колоссаль».

Думается, эти сведения дадут представление современному читателю о том какую тяжкую задачу предстояло решить нашим отцам и дедам, сражавшимся в составе Южного фронта.

Но гитлеровцы еще и вынашивали планы перехода в новое наступление. После предполагавшейся победы вермахта на Курской дуге намечалось окружить силы Южного фронта и, разгромив их, тем самым отомстить за поражение под Сталинградом.

Третья битва

В третий раз бои на Миус-фронте разгорелись 17 июля 1943 года. Очевидцы из сел и хуторов, расположенных неподалеку от линии фронта, вспоминают, что ранним утром этого дня, едва только солнце поднялось над горизонтом, словно загремел ужасный гром, от которого под ногами содрогалась земля. Берега и русло Миуса как-будто затянуло туманом. Огненными прочерками устремились к немецким позициям реактивные снаряды «катюш», и они вскоре утонули в густом дыму. Орудийно-ракетный «оркестр» работал в течение часа. Так начался третий акт драмы битвы за Миус.

После окончания артиллерийской подготовки в ответ заговорили вражеские орудия, завязалась артиллерийская дуэль. Но тут в бой включилась наша фронтовая авиация – штурмовики «илы-2», прозванные «летающими танками», пикируя на немецкие позиции, щедро поливали их свинцом из крупнокалиберных пулеметов.

А затем под протяжное «ура-а-а» поднялась из траншей и пошла вперед русская пехота. Она продвигалась по проходам через минные поля, сделанные предыдущей бессонной ночью сапёрами.

В ответ гитлеровцы из своих бетонных и каменных укрытий открыли по атакующим бешеный огонь. Советские солдаты только быстрее побежали вперед. Всё больше тел упавших и уже не поднявшихся вновь воинов устилали степь и склоны холмов, покрытые побуревшей от жгучего солнца травой. От раскаленных осколков и разрывов этот сухостой загорелся во многих местах.. Дым от горящей травы смешался с черным жирным дымом, валившим из подбитых танков. От густой пороховой гари слезились глаза, а во рту появлялся отвратительный горький привкус.

Так уж сложилось на войне, что во время прорыва обороны противника самые сложные и тяжелые задачи выпадают на долю пехоты. Ситуация осложнялась еще и тем, что пересеченная местность – холмы, балки, лощины мешали маневрированию бронетехники. А без поддержки танков пехоте приходилось очень трудно.

Тем не менее, хоть и медленно, но наши войска все же продвигались вперед. За два дня боев они заняли села: Мариновка, Степановка, Сауровка. До самой Саур-Могилы оставалось всего каких-нибудь три-четыре километра. Но как их преодолеть? Это сейчас пространство перед ней пересечено многочисленными лесонасаждениями. А тогда – в июле сорок третьего – голая степь просматривалась (и простреливалась) на много километров.

Казалось, что до победы подать рукой – немцы отступали повсюду под напором наших войск. Еще одно усилие - и бронированные ворота Донбасса рухнут, открывая дорогу освободителям нашего края.

Но вот завершился бесконечно долгий военный день, и на израненную, дымящуюся землю опустилась ночь. Воспользовавшись наступившей передышкой, противник перегруппировал свои силы и с наступлением утра перешел в контратаку, стремясь вернуть утраченные позиции. Еще через день активизировалась и немецкая авиация. Из-под Харькова фашистское командование перебросило на Миус-фронт более семисот самолетов. Теперь уже инициатива в воздухе перешла к немцам. Они бросали на наши позиции одновременно по полторы-две сотни бомбардировщиков.

Тучи дыма и пыли застилали солнечный свет, а над полем боя стоял непрерывный грохот. Вражеские бомбардировщики вместе с бомбами, чтобы поднять панику, сбрасывали с высоты металлические бочки из-под горючего, у которых специально были выбиты днища. Падая, эти бочки издавали бешеный вой, способный устрашить кого угодно, но только не наших бойцов.

Между тем, несмотря на наметившееся превосходство в воздухе, положение фашистов на Миус-фронте продолжало ухудшаться. Гитлеровцам пришлось пойти даже на то, чтобы перебросить в Донбасс большие воинские соединения из-под Харькова. Так, 28 июля к Миус-фронту прибыли три отборные танковые дивизии СС и значительная часть 4-го авиафлота. Только 30 и 31 июля в бой было введено 250 танков – «тигров» и «пантер» новейших модификаций.

Стремясь окружить наши войска в районе Степановки, фашисты попытались охватить ее с севера и юга. Со стороны Снежного двигалось больше сотни танков. Наша противотанковая артиллерия подпустила их на двести метров, а потом вместе с танкистами встретила их прицельным огнем. Через несколько минут 20 вражеских танков загорелось, а остальные поспешно отступили. В то же время началась атака со стороны балки Кирносовой. Тут фашистам удалось захватить на околице села два дома, но дальше они продвинуться не смогли – наши бойцы противотанковыми ружьями поразили семь немецких танков.

Несмотря на героизм воинов, натиск врага не ослабевал. Из полуокруженной Степановки начали отходить наши войска. Их прикрывал 295-й гвардейский полк. Вскоре он оказался в полном окружении. И тогда его командир Герой Советского Союза А. Волошин дал приказ прорываться к своим. Выйти удалось на кукурузное поле, что начиналось на восточной окраине села.

2 августа командование Южного фронта приняло решение отвести свои войска на старые позиции. Напряжение на этом участке фронта временно ослабло. И хотя и на этот раз Миус-фронт прорвать не удалось, в деле большой стратегии был достигнут заметный выигрыш – переброска немецких войск в Донбасс позволила Советской Армии победно завершить Курскую битву и приступить к уничтожению харьковской группировки противника. Измотанная группа войск «Юг» под командованием Манштейна была не способна перейти в наступление. А наш Южный фронт готовился к новому, решительному штурму вражеских позиций и освобождению Донбасса.

Последний штурм – прорыв

До рассвета 18 августа на Миус-фронте длилось затишье. Его разорвал грохот орудий и реактивных минометов. Непрерывный оглушительный гул стоял на многокилометровой фронтовой полосе, протянувшейся от Саур-Могилы до Таганрога. Черный дым окутал вражеские позиции, а земля, казалось, от бесчисленных разрывов ходила под ногами ходуном.

Советская авиация сразу заняла в воздухе господствующее положение. «Илы» и другие бомбардировщики шли в бой уже не эскадрилиями, а целыми полками. Они проносились над вражескими позициями на бреющем полете – на высоте всего каких-нибудь ста метров, нанося противнику невосполнимый ущерб.

Затем настал черёд танков и пехоты. И хотя проходы в минных полях были проделаны заблаговременно, танки подняли такие густые клубы пыли, что саперам приходилось подниматься под вражеским огнём в полный рост, чтобы указать безопасные места для продвижения вперед.

К вечеру первого дня наступления вражеская оборона была прорвана на ширину 16 и в глубину на 10 километров. Наиболее успешно шли дела на участке фронта в районе села Куйбышево. Именно там, используя благоприятную обстановку, командование Южного фронта ввело в бой взятый из резерва 4-й гвардейский корпус генерал-лейтенанта Т. Танасчишина. Развивая успех, гвардейцы продвинулись еще на 20 километров, форсировали реку Крынка и захватили плацдарм на её правом берегу. Под прицелом танковых орудий оказался участок железной дороги Сталино – Амвросиевка.

Но не везде ситуация складывалась для наших войск столь благоприятно. Ожесточенные бои развернулись в районе села Камышеваха и хутора Маныч. Здесь немцы установили противотанковые орудия в бывших колхозных амбарах и прямой наводкой били по советским танкам. Как вспоминали потом жители хутора Маныч, фашисты собрали всех раненых советских пехотинцев и танкистов, связали и раздавили их гусеницами своих танков.

А уже 20 августа крупные силы вражеской пехоты и танков, подтянутые из резервов, перешли в контратаку и вернули себе один из ранее освобожденных населенных пунктов – Семёновский. На протяжении 21 августа гитлеровцы наносили один фланговый удар за другим в южном направлении, стремясь отсечь наши наступающие части.

Второй этап четвертой битвы на Миус-фронте пришелся на 22-26 августа. Из Крыма немцы перебросили 13-ю танковую дивизию, а с побережья Азовского моря ещё ряд пехотных подразделений. Теперь уже и с рубежа Степановка – Большое Мешково, атакуя в северном направлении, они стремились окружить наши части. Стараясь ликвидировать эту угрозу и вернуть вновь захваченные врагом Кринички, Артёмовку и Алексеевку, командование 5-й Ударной армии в ночь на 24 августа силами 3-го стрелкового корпуса и 140-й отдельной бригады нанесло удар по врагу. Причем было не только восстановлено положение, существовавшее до вражеских контрударов, но и весь Миус-фронт был окончательно разрезан на две части. За четыре дня наши войска вышли на рубеж Большое Мешково – Благодатное – Амвросиевка. Для немецкой группировки в районе Таганрога создалась реальная угроза окружения.

В воздухе также господствовала наша авиация. Немецкие самолеты, направлявшиеся на бомбежку советских позиций, уже не выдерживали мощного огня многочисленных зенитных батарей. Фашистские пилоты, спасая свои шкуры, поспешно сбрасывали бомбы где придется и удирали обратно. Всё больше немецких самолетов, оставляя за собой дымные хвосты, с жалобным воем врезалось в землю. Воцарилась паника и среди наземных гитлеровских вояк. Жители прифронтового села Успенское не раз в эти дни наблюдали, как озлобленные жандармы заковывали в кандалы и загоняли в арестантские вагоны перетрусивших «покорителей Европы».

Последний - третий - этап разгрома немецкого «Миус-фронта-колоссаль» пришелся на 27 августа – 3 сентября сорок третьего года. Именно в эти дни в решающее наступление перешли все войска Южного фронта. Угроза окружения наиболее продвинувшихся вперед частей была окончательно ликвидирована. И командование фронта приняло решение развернуть 5-ю Ударную армию в северо-западном направлении с тем, чтобы нанести удар в тыл немцев, оборонявшихся в районе Снежного и Красного Луча.

К вечеру 27 августа войска 4-го механизированного и 4-го кавалерийского казачьего кубанского гвардейских корпусов вышли в тыл врага в районе поселка Кутейниково. Повернув на юг, гвардейцы прорвались к миусскому лиману Азовского моря и уже 30 августа вместе с 44-й армией овладели Таганрогом. Отрезанная ими вражеская группировка так и не смогла вырваться из окружения.

Пока на всех направлениях развивалось наше наступление, важнейший немецкий узел обороны - Саур-Могила - еще находился в руках врага. Если в дни июльского наступления основные бои велись к востоку от Саур-Могилы, то теперь операция по прорыву Миус-фронта предусматривала другой вариант. Ведь наступление 5-й Ударной армии велось южнее «высоты 277,9». Три стрелковые дивизии этой армии (96-я, 127-я и 271-я) вели непосредственное наступление на важнейший узел обороны противника.

Продвигаться приходилось по изрезанной оврагами и балками местности, что давало немцам возможность и упорно обороняться, и маневрировать. К тому же фашисты имели возможность простреливать овраги, открывавшиеся в сторону Саур-могилы. Вся гряда холмов, включавшая и «высоту 277,9», вплоть до Артёмовки была отлично укреплена: от подножия до вершины в каменистом грунте были устроены десятки огневых точек, не считая бетонных дзотов. Советские войска были вынуждены наступать по крутому склону Саур-Могилы. А противоположный – в тылу передовой линии немецкой обороны - был пологий, что позволяло противнику использовать и танки, и самоходные орудия, легко маневрируя ими.

Даже артобстрел склона Саур-Могилы и залпы «катюш» особого эффекта не дали. Не спасли положения и атаки «илов» - враг продолжал упорно обороняться, буквально вгрызался в крутые склоны этой высоты. Под его ураганным огнем залегла наша пехота - сплошной ливень пуль и осколков не давал поднять головы. Потребовался прицельный артиллерийский огонь, чтобы подавить наиболее активные огневые точки врага и отбить попытки его контратак. Потери были чрезвычайно велики, а успехи, увы, незначительны.

Однако дух наступающих подняли героические действия разведчиков. В ночь с 30 на 31 августа семнадцать разведчиков захватили Саур-Могилу и водрузили там красный флаг. Этими героями были: младший лейтенант Шевченко, старшины Иванов и Кораблёв, рядовые Алёшин, Кобзев, Гаин, Селиванов, Веремеев, Дудка, Симонов, Калиничев, Чернов, Гавриляшин, Петраков, Лобков, Бондаренко и Меркулов.

Знамя заметили и поддержали разведчиков мощным залпом «катюш». Затем на штурм вновь устремилась пехота. Но прорваться к вершине ей опять не удалось. Против горстки храбрецов фашисты использовали артиллерию, огнемётные танки. Бой шел целый день. А потом, после короткой ночной передышки, вновь возобновился. Последовали и контратаки немцев против осаждавших Саур-Могилу войск. И снова опустилась ночь. На утро следующего дня наши части готовились к последнему - решающему - штурму. Однако фашисты не стали дожидаться его и в предрассветные часы бежали с Саур-Могилы. Началось преследование отступающего врага. После этого Миус-фронт как единая система обороны немцев окончательно перестала существовать.

За последние дни августа войска Южного фронта уничтожили 35 тысяч гитлеровцев и многие тысячи были захвачены в плен. Они окончательно похоронили планы Гитлера сделать Донбасс составной частью Третьего рейха и начали освобождение не только нашего индустриального края, но и всего юга Украины.

Сейчас на Саур-Могиле воздвигнут величественный мемориальный комплекс, который венчает 36-метровый обелиск из гранита. А возле него – скульптура советского воина. Здесь, на политых кровью склонах, ежегодно накануне Дня Победы и в День освобождения Донбасса собираются тысячи представителей городов и сёл Донетчины, гости из соседних областей. К сожалению, каждый раз среди них остается всё меньше ветеранов войны. А уж непосредственных участников боёв на Миус-фронте и вовсе единицы.

Но пока люди подходят к подножию монумента освободителям Донбасса, память об их подвиге ещё живет в благодарных сердцах жителей нашего края.

В заключение хочется выразить искреннюю благодарность всем, кто помог в создании этого материала. В первую очередь, участнику штурма Саур-Могилы Сергею Ашихмину, директору Амвросиевского историко-краеведческого музея Ольге Сылке, историку Анатолию Моцпану, жителям бывших прифронтовых сёл и хуторов, поделившихся своими воспоминаниями о событиях жаркого лета сорок третьего года.

Источник
 
andro72Дата: Суббота, 17.04.2010, 22:53 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 514
Статус: Offline
Прикрепления: 0879184.jpg(106Kb)
 
adminДата: Воскресенье, 06.05.2012, 13:25 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 513
Статус: Offline
Из записок Маноцкова Олега Ивановича

..Отступая из-под Сталинграда, гитлеровцы создали на реке Миус, протекающей по территории Неклиновского и Матвеево-Курганского районов нашей области, а также по балкам Донбасса, мощную линию укреплений.


Миус-Фронт 1943 г.

Действительно, для обороны лучшего места не сыскать. По правому берегу реки возвышаются горы. На них немецкое командование и построило несколько оборонительных полос с долговременными огневыми точками.


послевоенное фото

И, конечно же, фашисты не могли не придать значения Саур-могиле, с которой просматривается вся местность на десятки километров. В то время солдаты говорили: "Кто владеет Саур-могилой, тот владеет ключами Донбасса". Фашисты хвастливо кричали о неприступности укреплений.



В самом деле, прорвать Миус-фронт было нелегко. Мне, участнику этих боев хотелось бы рассказать, как наши войска штурмовали этот бастион противника, как прорывали Миус-фронт. Четыре раза наши части жестоко дрались за каждый метр земли, четыре раза не щадя жизни сквозь плотный, массированный огонь штурмовали дот за дотом.
Мне ярко вспоминается третий штурм. Это произошло 17 июля 1943 года.


Здесь был прорван Миус-Фронт

Эта долина отделена справа и слева высотами. Располагается в 2.5 км от Дмитриевской церкви на пути к Саур-Могиле. По долине тянется роща-лесок, который раздваивается по балкам вверх, там протекало 2 ручья, которые сливались в один. И там нами был прорван фронт. Передовые подразделения, поддержанные танками, авиацией, артиллерией, казалось уже имели успех. Да так оно и было. Они вклинились в оборону на 18 километров, овладели селами Мариновка, Степановка, вплотную подошли к Саур-могиле.
Это было в период Курско-Орловской битвы. Гитлеровское командование не могло допустить прорыва своего южного крыла и, несмотря на тяжелые бои под Курском, Орлом и Белгородом, вынуждено было оттянуть оттуда на наш участок фронта три танковых дивизии, несколько пехотных и до 700 самолетов. Разумеется, получив превосходство в силах, гитлеровцам удалось оттеснить наши части на исходные рубежи. По ручьям, вместо воды текла настоящая человеческая кровь.


Колючая проволока на безымянной высоте у села Дмитриевка

Но затишье было недолгим. 18 августа 1943 года Южный фронт снова пришел в движение. На этот раз наше командование нанесло удар на более широком участке. Из села Дмитриевка на Саур-Могилу пошли в наступления войска особой ударной армии, в состав которой входило наше подразделение, южнее села Куйбышево фашистской обороне нанесло удар гвардейское соединение. При предыдущем штурме, на слиянии тех ручьев была убита санитарка, подобраться не было возможности и труп остался у немцев, теперь переходя ручей мы увидели тело нашей санитарки, это была уже высохшая мумия, исколотая острым предметом, видимо гитлеровцы издевались над трупом и оставили его не зарытым. Гитлеровцы сопротивлялись отчаянно. 12 суток гремели ожесточенные бои, пока в гитлеровской обороне не была пробита брешь, а такой брешью и было овладение Саур-могилой.
Прикрепления: 0495316.jpg(488Kb) · 3723400.jpg(56Kb) · 7241946.jpg(73Kb) · 9808253.jpg(58Kb) · 4350404.jpg(57Kb)
 
adminДата: Воскресенье, 06.05.2012, 13:27 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 513
Статус: Offline
Это продолжение той рощи вверх по балке, отсюда с последнего исходного рубежа и началось наступление на Саур-Могилу. Снимок сделан из немецкого окопа. И тогда на всех участках рухнул Миус-фронт.





Помню, мы овладели селом Дмитриевка, которое стоит на правом берегу реки. Сколько было совершено героических подвигов при взятии этого села! Много братских могил осталось здесь. В них вечным сном спят тысячи героев.

Источник
Прикрепления: 5473899.jpg(35Kb) · 0215489.jpg(48Kb)
 
adminДата: Воскресенье, 06.05.2012, 13:50 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 513
Статус: Offline
Из книги "Миус-фронт", издание Южного научного центра Российской академии наук. Ростов-на-Дону, 2010 год.
Авторы - коллектив ученых-историков: Геннадий Матишов, Владимир Афанасенко, Евгений Кринко. Издание богато иллюстрировано, сделано хорошо, наглядно. Пожалуй это лучшее из всего, что было издано о Миус-фронте. Тираж всего 300 экземпляров.



мотогренадеры дивизии СС "Лейбштандарт СС "Адольф Гитлер"
хоронят тела своих погибших после упорных боев под Таганрогом, октябрь 1941-го.



немецкие солдаты на опорном пункте на Миусских высотах, дата - 2.02.1942



морские пехотинцы форсируют реку Миус при атаке на Волкову гору (март 1942 г.)



на поле боя у Степановки 1943г.



Атака казаков-гвардейцев 4-го Кубанского корпуса на Миусе. Август 43-го
Прикрепления: 2428223.jpg(114Kb) · 4392530.jpg(105Kb) · 9126643.jpg(86Kb) · 2617471.jpg(88Kb) · 4607317.jpg(62Kb)
 
adminДата: Воскресенье, 06.05.2012, 13:58 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 513
Статус: Offline
Очень сильная сторона книги - наглядность. Вот, сверху, карта окончательного прорыва Миус-фронта в августе 1943-го, итоговый подсчет потерь.


Академик Г.Г. Матишов исследует окоп немцев, оборонявших эти высоты. Отсюда прекрасно видно, какие крутые склоны пришлось атаковать нашим войскам под сплошным огнем артиллерии, пулеметов, под ударами вражеской авиации. Отсюда такие высокие потери.


источник
Прикрепления: 0265460.jpg(176Kb) · 7820466.jpg(132Kb)
 
Форум » Форум с. Куйбышево Ростовской области » Миус-фронт (Куйбышевский район) » Берега обагрённые кровью (О прорыве Миус-Фронта)
Страница 1 из 11
Поиск: